Главная » События » Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби

События

Публикации

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби



Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Дизайнер и модельер Николай Терюхин о творчестве,
Севере и русской душе.


Заниматься своим делом и искренне любить свою родину. Этим может похвастаться далеко не каждый. Наш собеседник не просто вдохновляется русским Севером. С помощью своих творений он ежедневно признается в любви к Поморью.

Николай, думаю, будет логично начать с самого начала. Кем вы мечтали стать в юности и почему выбрали именно творчество как дело всей жизни?

В школе я был просто страшным активистом. Мечтал поступить и поступил в Архангельский педагогический институт. Но что-то не сложилось, мне что-то не понравилось и, забрав документы, я поступил в Архангельский колледж культуры. Поступил на отделение хореографии, хотя никогда раньше не танцевал.

Поле окончания стал работать в Доме моды «Чайка». Получается, мое общение с модой началось с 90-х годов прошлого столетия. Чуть позже начал интересоваться народным костюмом. Все это затянуло, и с тех пор меня не отпускает: народные, современные народные и сценические костюмы. Считаю, что это такой огромный колодец, из которого можно пить, пить и никогда не напьешься.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Получается, модельное агентство было уже чуть позже?

Модельное агентство появилось в 1997 году, когда созданные вещи стало необходимо показывать. А поскольку более пяти лет я проработал манекенщиком, для меня это было не ново. Опыт работы и образование хореографа привели к тому, что в свое время мы создали модельное агентство, которому в этом году исполняется 20 лет.

Можете вспомнить памятную вещь или коллекцию, которую создали тогда, в самом начале?

Это были довольно сложные годы, когда в магазинах ничего не было. Не было ни еды, ни одежды, из тканей был только ивановский ситчик. Приходилось творить из того, что находилось под руками. Это была пленка, какие-то куски ткани, тесьма, бумага, фольга. Наш путь начинался именно с таких вещей. Позже появился интерес к работе с более благородными материалами, они стали появляться в большом ассортименте и в избытке.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

От бумаги, пленки, пенопласта и остальных подручных вещей мы перешли к нормальной одежде. Может быть, местами она получалась не всегда носима, но, мне кажется, из любого комплекта можно взять вещь, которую можно носить в жизни. Остальная одежда для подиума, для красоты. Для художника это интереснее, нежели создавать вещи сотнями на продажу.

То есть для вас работа — это больше творческий процесс самовыражения?

Не просто творческий процесс. Это действительно моя работа. Когда меня спрашивают, хожу ли я на работу, я отвечаю: «Нет, я занимаюсь хобби». И дома, и на работе. Все это — моя жизнь. Создавать костюмы, делать человека привлекательнее — моя задача.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Было бы вам интересно создавать одежду для массового потребления?

В свое время я год проработал в Вологде на трикотажной фабрике, где создавались вещи из вологодского льна. И хватило меня только на один год, потому что там все по-другому. Работать для сцены, для более кутюрного потребителя намного интереснее, как и любому художнику. Кому захочется штамповать, скажем, свои картины десятками и сотнями. Художник работает над одной год, два, три, но получается шедевр. То же самое и у нас, тех, кто работает с одеждой.

Сейчас, пожалуй, придумано все. Нельзя придумать новую одежду, новую моду. Все это за нас придумали давным-давно еще наши бабушки. Они создавали шедевры, которые на сегодняшний день являются иконой, эталоном костюма. В них продумано все от головы до ног. И, кажется, у бабушки не было никакого образования. Какое образование в 16-17 веке? Но они умели делать такие шедевральные вещи, которые даже сейчас сложно повторить. И, находя их, поражаешься тому мастерству, вдохновению, таланту наших предков, которые создавали одежду не только для быта, но и для праздника.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Очень многие говорят, что в России нет моды вообще. Тогда чем занимаются все модельеры нашей страны? Естественно, повседневную моду диктуют европейцы. В последнее время у нас в России появилось много молодых талантливых художников-модельеров, которые создают носимую одежду. Она вполне может стать конкурентом одежде, которую выпускают в Европе. Но всему свое время, к этому нужно подойти.

Мы долго жили в тех условиях, когда моду губили, травили. А сейчас ее росток пробивается и, как мне кажется, он скоро расцветет.

Сколько времени уходит на создание одной коллекции?

Бывает по-разному. Бывает, что коллекция шьется и два, и три года, и пять лет. Это могут быть сложные, многослойные вещи с тяжелым кроем, с сильным декором. А бывают вещи легкие, воздушные. Они легко придумываются, легко создаются, и так же легко носятся. А те вещи, которые долго шьются, естественно, становятся музейными экспонатами. И у нас есть такие вещи, которые на сегодняшний день находятся в музеях, фондах. Они стали, так скажем, достоянием страны.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Почему именно Архангельск? Ведь у нас такая огромная страна, столько народов, которыми можно вдохновляться. Почему именно Север?

Я здесь родился, я здесь вырос. Здесь моя семья, мои друзья. Было и есть много предложений переехать в столицу, в Санкт-Петербург, в Ярославль. Но мне еще в колледже культуры один педагог сказал: «Лучше быть звездой здесь, чем никем там». В то время мы все стремились уехать в Санкт-Петербург или Москву. А вот эти слова меня, видимо, научили уму-разуму, остановили. И теперь я тот, кем я стал.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Не факт, что я мог бы заниматься таким делом в другом городе. А здесь все мое. Моя аура, моя атмосфера, моя Двина, моя Пинега, на которую я езжу каждый год, моя Родина. Те традиции, в которых я живу и которые, слава Богу, сохраняются.

Последнее время у людей появился огромный интерес к Родине. В Ярославле два раза в год проходит всероссийский конкурс «Русский костюм на рубеже веков». Он проходит уже в восьмой раз. Дважды на нем я получил гран-при, после этого мне предложили стать членом жюри. А последние шесть лет агентство ездит туда и показывает коллекции всех участников.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

На первых конкурсах была ужасная неразбериха, русского традиционного костюма почти не было. Я уже не говорю о сценическом и современном костюме. Сейчас все поменялось кардинально. Очень сильна номинация «Традиционный русский костюм», хотя слабовата «Современный народный костюм». Я думаю, у нас еще все впереди.

Я до сих пор не могу понять, почему наши вещи не покупают в Архангельске, хотя их покупают в Ярославле, Москве, Санкт-Петербурге, заграницей. Там они на хорошем счету, а у нас нет. Видимо, потому, что мы не ценим то, где живем и тех людей, которые творят на родной земле. Для меня это до сих пор очень странно. Все, что мы здесь производим, уходит в никуда, хотя продукты достаточно конкурентоспособные.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Как вы считаете, отличаются ли северные люди от других? Многие люди приезжающие к нам говорят, что мы не похожи на остальных.

Абсолютно согласен! Я много где бывал в России, в мире. Мы очень теплые. Теплые душой. Мы добрые, мы отзывчивые. Особенно люди, которые живут в деревнях. Там совершенно другая атмосфера, другое понимание жизни и другой уклад. Я каждый год езжу на Родину, в Пинегу. Там очень легко дышится. Дышится легко не потому, что там нет промышленных предприятий. Легко дышится от того, что там такие люди, которые тебя понимают. Там даже незнакомые люди с тобой здороваются. Жить становится очень легко, и просто хочется жить.

Что вы можете посоветовать тем людям, которые находятся в поиске себя и не могут определиться с путем по жизни?

Наверное, просто искать. В любом человеке с рождения заложено что-то, для чего он рожден. Это нужно понять. Кому-то это понимание приходит в школе, и он выбирает профессию на всю жизнь. Кто-то может закончить училище или институт, но не работать по выбранной специальности, а через год-два найти совершенно противоположную любимую работу, которой он посвятит всю свою жизнь.

Я не хожу на работу – я занимаюсь хобби
...

Искать и только искать. Только методом поиска можно найти того человека, с которым ты будешь жить. То место, в котором ты будешь жить. Ну, и ту работу, надеюсь, любимую, которой будешь отдавать всего себя, так, как делаю это я. Моя работа — это мое хобби, это моя жизнь.

Я стараюсь творить не только для себя, я стараюсь творить для людей, чтобы показать, что и в наше время, сложное время, есть понимание русской жизни, есть понимание русского отношения к жизни. Мы другие, мы совершенно другие. Мы просто русские. И, мне кажется, этим все сказано.
 
 
2010 © Николай Терюхин